Deprecated: mysql_connect(): The mysql extension is deprecated and will be removed in the future: use mysqli or PDO instead in /home/web/chelemendik.sk/www/debug.php on line 10

Chelemendik.sk
Словацко-русский портал Сергея Хелемендика    
Словакия        Клуб ROSSIJA       Сергей Хелемендик       Dobrá sila       Kontaktujte nás       Prihláste sa    Zaregistrujte sa    
НАРОДНАЯ ИДЕЯ - chelemendik.sk

 

НАРОДНАЯ ИДЕЯ

2021-11-30  (23:48)

 - НАРОДНАЯ ИДЕЯ

















Сергей Хелемендик - народная идея и судьбы мира


философский очерк



 

 

Воровство  как национальная идея -  очередь продать Родину

Для начала представим себе такую картину.
Столица Словакии Братислава, главная площадь, полночь, свет  почему-то выключен.
Открыты только два    киоска в противоположных  концах площади.
На одном светится вывеска:«Сюда тем, кто хочет продать Словакию и словаков. Платим сразу и много».
На другом киоске другая  вывеска:  «Сюда тем, кто готов пожертвовать собой ради Словакии и словаков. Награда - вечная слава, память благодарных поколений и памятник в Комарне на мосту через Дунай».

Очередь в киоск, где записывают  тех, кто хочет продать Словакию и словаков, - это гудящая многотысячная толпа.   Хотя темно, стоящие в очереди прикрывают   лица  большими темнымим очками, кепками с козырьками, женщины кутаются в  платки -   притворяются , что им неудобно или даже стыдно.  Некоторые купили и надели карнавальные маски, которые с рук и очень дорого продают пронырливые торговцы, говорящие на никому не понятном языке. Желающие продать Родину в  масках держатся более уверенно и теснят остальных.
Вдруг   из киоска доносится голос регистратора: «Те, кто готов продавать   детей  на органы, пусть построятся в отдельную очередь. Двойной тариф».
Очередь приходит в движение и начинается давка. Мужчины расталкивают женщин и рвутся к двойному тарифу, женщины  в растерянности.

Зато у другого киоска все спокойно. Несколько подвыпивших стариков спорят о том, на каком кладбище будут хоронить героев и разрешат ли венгры поставить пожертвовашим собой за Словакию и словаков памятник на мосте в Комарне.  Лица здесь никто не прикрывает, но и жертвовать собой  никто   не записывается.



Все родины в Европе давно распроданы


В качестве места действия для вступительной картинки я выбрал главную площадь Братиславы  только  потому,  что речь пойдет в основном о Словакии и словаках.
На самом деле местом такого  действия  с еще  большим успехом могла бы стать любая другая европейская столица.
Если бы такие киоски открылись на площади святого Штефана в Вене, неизвестно, устоял ли бы знаменитый собор под напором толпы жаждущих.
В Праге от Вацлавской площади остались бы руины, из-под которых выглядывало бы загаженное копыто знаменитого коня.
В Варшаве пострадало бы помпезное высотное здание, копия одного из московских, а продавцы  бутербродов и владельцы передвижных туалетов бы сказочно разбогатели.
В Берлине сотни тысяч там живущих турок, курдов и русских  от радости снесли бы весь центр вместе со старым и новым рейхстагами и мемориальным блок-постом Чарли.
В Париже на Елисейские поля  вышел бы миллион темнокожих парижан и не пустил бы в очередь продать Родину ни одного  белого – а тех белых французов, которые бы возмущались тем, что им отказано в праве продать свое родное,    кровью великих предков оплаченное,     демократическая пресса обвинила бы в расизме.

Теперь от сладких  фантазий к суровой действительности.
Родину в Еропе никому не удастся продать, потому что родины там уже давно распроданы.
В Европе   сегодня нет  никаких  народных  идей – их вырвали с корнем.
Есть только хилая фракция «Европа народов» в Европарламенте.
В Европе вообще с идеями   плохо – их   практически нет.
Кроме дежурных, банальных, общечеловеческих.
То есть примитивно лживых лубочных картинок о процветании Евросоюза. На которые манили и заманили в Евросоюз новых  «посткоммунистических» членов.
Почему Евросоюз будет  процветать, не берется сегодня объяснять уже никто.
Благоденствие и процветание Европы в официальной идеологии еврочиновников достигло того же самого положения, в котором некоторое время назад находился образ построения коммунизма в отдельно взятой стране – СССР.
Как построим коммунизм, почему построим, зачем построим – не знает никто.
Что такое коммунизм, который якобы строим – тем более никто не знает.
Всем дадут по потребностям, потом догонят -  и еще добавят.
Но вожди твердят, как попугаи: построим коммунизм обязательно.
И спорить с вождями   никому не хочется.
Коммунизм – так коммунизм.
Цветущая в рамках ЕС Европа – ну что ж, пусть цветет и пахнет, туда ей и дорога.
Правда, в Европе  есть идеи потаенные, заветные, о которых никто не говорит вслух, но все упрямо думают.
И не просто так думают – стараются в жизнь воплотить, землю роют носами, чтобы сказка  стала былью.
Об этих тайных, но массовых и общенародных идеях и пойдет речь.


Заветные идеи старой  Европы

Разбогатеть и наслаждаться богатством -   идея главная и вечная, пока  вечными кажутся  деньги,  настоящее божество Европы, подлинная религия европейцев, которую они вполне успешно  распространили на весь мир,  в которую верят, согласно  которой живут. Чем больше денег, тем ближе становишься к Богу.
Зачем деньги?
Чтобы был дом  с геранью на окнах, «мерседес» во дворике, отпуск не в Турции, уже оккупированной русскими туристами, а на Сейшелах, куда русские еще только внедряются.
Чтобы пришла   сытая старость, качественное  лечение, пышные похороны.
Вот такая простая заветная идея для широких масс европейцев, в которой нет ничего  нового или плохого, кроме одного - осуществить ее  делается все сложнее.
 Денег янки печатают все больше как бы для всех, но вот богатства от этого больше не становится.
Сколько европейцев сегодня могут реально    насладиться своим  богатством?
Даже в самых богатых станах Европы  это незначительное меньшинство. Причем меньшинство это свое благоденствие не приобрело, не заработало, не украло – а просто унаследовало от предыдущих поколений. От дедов и отцов, которые завоевывали, зарабатывали и крали.
Но и эти богатые наследники не столько наслаждаются, сколько дрожат над своими деньгами и тревожно всматриваются в  туманную даль. Им есть что терять, и эти потери выглядят с каждым днем все более угрожающе.


Кто еще может разбогатеть в Европе



У небогатого или бедного большинства Европы переспективы разбогатеть тусклы как никогда, хотя в обогащении по-прежнему видится смысл жизни.
Чем богаче европейская  страна, тем меньше надежд разбогатеть у тех, кто беден. Там богатые богаты давно, бедные давно бедны.
Почему?
Потому что воровство – это единственный гарантированный путь к богатству, именно оно лежит в основе всех знаменитых родовых европейских состояний - но    в   старой Европе   украсть что-то уже  трудно.
Все уже давно разворовано предками сегодняшних богатых.
Получается возмутительная, особенно для зоркого русского глаза,  картина -  украсть  в Европе уже почти  нечего.
Нет ни сырья, ни колоний.
Только госбюджет, пилить который умеют потомственные магнаты вместе с потомственными госчиновниками, давно занявшие все ниши.
Распил бюджета в Европе  кражей пока не считается, хотя и очень похож.
Отсюда, из этого места растут ноги у    прославленной  европейской  честности, которой веками восхищаются простодушные русские, не понимая  сути.
Европейцы  не воруют,  потому что воровать у них нечего. Кроме домов с геранью, машин во двориках и ипотек на  тридцать лет. То есть мелочей, пустяков.
А когда было что унести, честные европейцы воровали изо всех сил.
В великих своих революциях, будь то английская или французская, разворовывались вековые феодальные накопления, и делалось это с большой  жестокостью.
Потом пришли колониальные завоевания –   колонии   грабили так  сурово и  беспощадно, как добродушным русским бы никогда даже в голову не пришло.
Резали  евроейцы друг друга в столетних и тридцатилетних войнах  и особенно мировых войнах, резали упрямо и целеустремленно – пока было ради чего резать.
А потом пришло наше счастливое время – и украсть простому человеку  в Европе нечего, и воевать давно разучились.
Куда ни кинь – везде клин.


Заветные идеи молодой Европы — все политики свиньи!


Как и было обещано, я дошел в своем повествовании до Словакии, чтобы назвать подлинные потаенные, заветные идеи, владеющие умами словаков.
Подчеркну, словаки в этом не оригинальны и если отличаются от своих посткоммунистических собратьев, то в лучшую сторону. Скромнее, совестливее – страна небольшая, все друг друга знают.
Когда осенью 1989 года чехословацкая   коммунистическая номенклатура так внезапно и покорно  отдала власть якобы восставшим отважным интеллектуалам, идей в Словакии было много, одна прекраснее другой.
«Правда и любовь победят ложь и ненависть!» - провозгласил тогда бархатный герой 1989 года Гавел  - и бросился продавать чехов и словаков так стремительно, что догнать его по уровню продаж     не удалось пока даже князю Шварценбергу.
Прошло двадцать лет, о победе правды и любви не говорит никто, в том числе   уставший облизываться Гавел.
Говорят теперь совсем другое.
«Свиньи-политики заняты только тем, что грызутся из-за места у корыта!» –так говорят практически все, включая самих политиков.
«Свиньи-политики крадут!»
«Свиньи-политики получают большие зарплаты и ничего не делают!»
«Эти политики просто свиньи – всегда, везде и во всем!»

Так говорят сегодня в Словакии.
Но после  этих гневных разговоров, многие тихонько добавляют про себя: «А чем я хуже этого гнусного пьяницы   Йозефа Мрквички, который пристроился к корыту  и сразу купил себе новый «пассат», а теперь строит дом сыну. Почему Йозеф у корыта, а не я? Ведь я все делал бы лучше, и крал бы меньше!»


Массы рвутся в политику


Массы в Словакии начинают искать справедливости в происходящем всеобщем воровстве и претендуют на свою долю в разворовывании.
В этом главное отличие молодой Европы от старой, где бедный человек от рождения знает о своей бедной судьбе   и не строит себе наполеоновские планы попасть в совет директоров сталелитейного гиганта.
А вот в   Словакии такие планы строятся, здесь прорваться из грязи в князи мечтает уже чуть ли не все сознательное население – потому что есть масса живых примеров, которым очень хочется подражать.
И направление прорыва знают все –   через честные открытые и демократические  выборы все рвутся в грязную политику, где политки-свиньи   воруют.
 Массы рвутся стать свиньями в убеждении, что к корыту пускают только свиней.
Каждые новые выборы в Словакии вовлекают в борьбу за шанс стать политиком, то есть в общенародном понимании вороватой свиньей, все более широкие народные массы.
Это становится действительно народной идеей – стать  свиньей-политиком и наслаждаться богатством. Идея чисто утопическая, но по-настоящему народная.
Утопическая для большинства, потому, нет такого большого корыта, которое позволило бы стать политиками всему населению страны.
Чтобы было нечто, что можно украсть, это нечто должен кто-то создать.
Реальная для упешных одиночек и групп, которым согласно демократическим правилам суждено прорваться к многострадальному государственному  вымени и в очередной раз доказать в небогатой Словакии  справедливость древней мудрости: «Нет настолько бедного государства, в котором бы было нечего украсть!»
Примерно год тому назад я, в то время депутат словацкого парламента, получил анонимный мэйл, автор которого с горечью и жгучей завистью писал:» Если бы я стал депутатом парламента, то обеспечил бы себя и своих потомков на пять последующих поколений».
Я должен разочаровать этого автора – не все депутаты словацкого парламента   добиваются таких сказочных результатов. Среди них даже есть люди, озабоченные судьбами Словакии и словацкого  народа.
Есть даже чудак, которые тратил свою депутаткую  зарплату на портал на интернете, доступный для всех и бесплатно.
Я позволю себе даже совсем революционное заявление – не все политики свиньи, это выглядело бы слишком обидно по отношению к избирателям, их в политику приведшим.
Люди в политике, как везде, попадаются разные.


Приватизация как главный  источник  «свинского воровства политиков»



Я   хотел бы подвести черту под своими многолетними размышлениями о посткоммунистической приватизации, известными читателям моих текстов.
Суть приватизации сегодня уже не в тумане, суть доступна пониманию и осмыслению.
Приватизация   была главной и единственной народной идеей, которую приняли и реализовали побежденные в холодной войне посткоммунистические государства.
Реализовали, не понимая сути, за исключением нескольких посвященных и потому молчаливых одиночек.
Суть такая: Запад (Западная Европа и США) крадет  у Востока (страны бывшего  СССР и Варшавского договора)  так называемую «общенародную» собственность, которая была еще недавно собственностью обкрадываемых государств Востока, но стала собственностью ее укравших частных лиц, корпораций и государственных кампаний Запада.
Приватизация – это   «кража  тысячелетия», завернутая в мятые обертки болтовни о «неэффективности тоталитарного социализма». Огромная собственность государств советского блока после нежных революций и путчей начала практически безвозмездно переходить в руки западных собственников.
Причем на территории бывшего СССР этот процесс был незакончен,  приостановлен, в России повернут в другое русло – там  срочно завелись собственные олигархи, а потом и силовики, заставившие олигархов делиться и озаботившиеся судьбой державы в целях собственного выживания.
Силовики в России набрали столько  реальной  силы и пришли к власти потому, что ими руководили инстинкты выживания, те самые, которыми двигалась и будет двигаться История.
Так, будучи еще ребенком, которому очень не хотелось быть растерзанным толпой хмельных стрельцов, Петр Первый создал свое «потешное войско», ставшее потом Преображенским полком.
Юный царь Петр хотел выжить и вооружился сначала сам. Потом вооружил всю Россию и сломал хребет самому крупному европейскому хищнику того времени шведскому королю Карлу 12.
Хотели выжить и российские силовики, потому и создали свою иерархию, нашли вождя, в результате чего российские сырьевые богатства, нефть и газ  пока в руки Запада не перешли, хотя Запад очень старался.
Зато  в Восточной и Центральной Европе приватизация прошла как по маслу. Мы вам, «молодым европейцам», дарим членство в НАТО, ЕС и шенгенскую зону, вы нам подарите всю вашу   государственную собственность. Что в случае Чехословакии представляло собой вполне развитую промышленность,  сельское хозяйство, инфраструктуру.

Такой вот «обмен» произошел в Восточной и Центральной Европе – мыльные пузыри обменяли на заводы и фабрики. Стекляшки на остров Мэнхэттен.
Все остальное – детали процесса, подробно разжеванные   некоторыми  авторами в сегодняшней России,  как в терминах марксизма-ленинизма, так и в новой терминологии неоколониализма.
Не в терминах дело, а в сути – Запад воспользовался слабостью правящего класса Востока и украл у Востока то, что Карл Маркс называл «средствами производства».
Приватизация  на Востоке – результат поражения советской империи в  так называемой холодной войне, похожий на то, как СССР вывозил из побежденной Германии заводы. Сегодня возить уже ничего не пришлось – побежденным дали «глотнуть свободы», и они сами все отдали, согласились стать батраками на своей земле.
Главная причина   поражения советской империи  – несостоятельность  послесталинской советской номенклатуры застойной сытой брежневской эпохи, не нашедшей   ни вождя, ни плодотворной    идеи.
Вожди СССР оскудели людьми и мыслями  - и   с общенародным вострогом приняли «реформатора» иуду-Горбачева, на котором  навсегда останется позор развала великой страны.
Который одним жестом «подарил» Западу Восточную Европу вместе с Центральной.
Подарок был принят Западом деловито и без лишних слов.
Подаренным народам Запад  в свою очередь  подарил приватизацию в качестве народной идеи.
Приватизация   открыла эпоху тотального воровства, которая еще не закончилась, приватизация продвинула к «власти» новые «элиты», «свободно избранные» за пару медяков, которые Запад отломил от своей богатой приватизационной добычи.
На исходе   эпохи приватизации  мы все в данный момент и живем.
Всеобщее воровство, которое сегодня всем так не нравится в Словакии или Чехии, есть логический продукт конца эпохи приватизации.
Народ двадцать лет учили разворовывать государственную собственность на примерах самых успешных приватизеров  и их окружения.
Народ  этому  научился, сориентировался, выросла молодежь, которая кроме воровства ничего в жизни не видела,  принимает  воровство как норму, а социалистическое прошлое родителей  считает преступным. Молодежь тоже требует своей доли.
Но воровать стало нечего.
И получается, что  масса подготовленных эпохой приватизации, зрелых, обученных кадров рвет на кусочки  остатки какого-нибудь пенсионного фонда, по чистой случайности еще не полностью переданного западным банкам.
Кто виноват во всем произошедшем?
Так любят спрашивать многие мои читатели, требуют ответа и наказания.
Если судить по справедливости – никто из словаков долгое время даже не подозревал о том, что Горбачев отдал их на Запад к немцам в придачу, за что получил от Гельмута Коля и Буша старшего горячую благодарность.
Удобно все свалить на Горбачева, который потом все свалит на своего воспитателя из КГБ Андропова, который, если бы жил, обвинил Брежнева, тот в свою очередь указал бы на Хрущева. А потом все вместе ткнули  бы пальцами в товарища Сталина – вот он и виноват.
В Словакии же виноватых искать бессмысленно. Ветер с Востока подул – возникли   гиганты металлургии и танкостроения.
Ветер с Запада подул –   страна застроилась банками и супермаркетами.
Виноваты во всем  стараниями демократической прессы будут свиньи-политики, которые воруют. Хотя уворованное словацкими политиками – это ничтожная мелочь в мастабе приватизации.
Это тоже удобное решение, которое, правда, ничего не решает.
Приватизация уже в прошлом, Запад уже слизал и переварил богатства Востока, но богаче от этого почему-то не стал.
Запад в кризисе, им же, Западом, созданном.
На Востоке всеобщее   воровство   прекратится, когда до наученных воровать широких масс дойдет простая истина – государственная касса пуста, а больше воровать  негде.
Что будет потом?
Как потом жить, что делать?

 
Русский народ еще  «вынесет всё», словацкий  - уже вынес



Русский поэт Николай Некрасов в середине 19 века    написал   пророческие слова о русском народе : «Вынесет всё!»

Пророчество  оказалось двусмысленным,  и в советскую  эпоху его торжественный пафос сменила насмешка - «вынесет всё» значит  «всё разворует».

Борьба с так называемыми «несунами», то есть теми, кто «выносит» с заводов, фабрик, магазинов, складов и всевозможных учреждений частицы общенародной собственности и употребляет в личное пользование,  велась в СССР десятки лет и увенчалась катастрофическим фиаско  -  «вынесли» в конце концов  сам СССР, и, когда выносили,  снова никто ничего  не видел.

Тем не менее некрасовское предсказание в России   исполняется      –  русские  в течение полутора веков  после сказанного выживают в таких кровопролитных войнах и смутах,   которые Некрасов не смог бы вообразить в самом  кошмарном сне.

Русский народ пока на самом деле выносит всё, хотя и с большими потерями.

Зато  конца   разворовыванию в России никто не видит и не предполагает. Страна  такая  большая, что не разворовать ее во веки веков – аминь!

Так распорядилась история и державные предки.

Таков   исторический оптимизм России и русских – не разворовали  в далеком 16 веке маленькую, можно сказать крохотную тогда еще Россию   опричники Ивана Грозного, хотя и резали всех подряд, не разворует и Абрамович со своими яхтами и футболом!

Вынесем все испытания, ибо богатства государства российского неисчерпаемы, их  никогда не вынести окончательно, значит, если повезет, если Бог даст,  и на нашу долю останется.

Идея неисчерпаемости российских богатств, а значит и неистребимости возможности что-то «вынести», не высказывается  вслух, но без нее нельзя понять Россию и русских. Это действительно народная идея.    

Есть и другие народные идеи в России. У русских   много идей, но выбрать главную русским   непросто, ибо русские по традиции  ищут сначала самого главного, который будет править и со всем разберется. В том числе и с   народными идеями.

 В Словакии все немного  по-другому.

Страна маленькая и  после двадцати лет  образцовой  демократической приватизации «выносить» – в смысле тащить, воровать - в Словакии уже нечего. Не считая мелочи, на которую бросаются    толпы алчущих еще что-нибудь утащить  и проницательно подозревающих, что это действительно последние крохи.

Всё  уже    растащили  «старшие европейцы» вместе с американцами.

Правда, Словакия и словаки еще остались на своих местах и наслаждаются свободой посредством самых ярких и удачливых представителей народа  - тех, кто успел поучаствовать в дележе наследства проклятого  тоталитарного режима.  

Воровство как народная идея  в Словакии уходит в прошлое,  идея была красивой, но уж слишком  элитной, ее исполнение оказалось доступным только немногим избранным.

Они, эти избранные народом новые вожди, и вынесли всё, причем это вынесенное никуда не исчезло. Словаки могут легко в любой момент увидеть свое бывшее добро в  лапах европейских и американских собственников. Могут полюбоваться и порадоваться тому, как ловко они все это приватизировали. Могут помахать бывшим своим заводам и фабрикам рукой – издалека, но ведь могут!

Замечательно, что избранные народом и всё из Словакии вынесшие, действовали чисто демократически – от имени народа, по мандату избирателей, во имя евроатлантической интеграции, всевозможных ценностей, прав и свобод.

 
Словаки - состоявшийся народ

 
Я хочу предложить   формулу словацкой народной идеи, понятной и доступной для любого словака, независимо от того, успел он порадоваться демократии с приватизацией, или нет.

Идея  на самом деле вечная, это то  самое хорошо забытое старое, которое сегодня  выглядит   новым. Это бриллиант, затоптанный в грязь   сапогами, но не раздавленный. Ибо раздавить бриллиант сапогами нельзя.

Народная идея   Словакии   -  это сохранение и выживание словаков как народа. Ни больше и не меньше.

Словаки – настоящий народ. Это достижение, многим в Словакии непонятное, нужно  хранить, оберегать, лелеять. Можно даже  им восхищаться, не обращая внимание на грызущиеся у пустеющего корыта картонные  «элиты». Этих марионеток  никто завтра не вспомнит, а словацкий народ есть и будет – если, конечно,  словаки сами не откажутся быть народом.

Словацкая народная идея – это  народосбережение, которое исторически у словаков в крови больше, чем у многих других европейцев, иначе не было бы в мире словацкого  народа, а было бы что-то похожее на   секуйских венгров в  румынской Трансильвании или моравов в Чехии.

Вместо словаков был бы   недоразвившийся,  несостоявшийся народ, недозревшая до уровня народа регионально-этническая общность  - подчеркиваю, не хочу никого задеть этим определением.

Моравы не лучше и не хуже словаков – но вопрос, народ ли моравы, вызывает споры и раздоры у них самих и раздражение у чехов.

А вот словаки – народ бесспорный, ибо считают себя народом и ведут себя как народ.

В нашем мире есть состоявшиеся народы, представители которых решительно и массово  идентифицируют сами себя как народ со всеми признаками и атрибутами этого понятия. Не просто идентифицируют – берут на себя общую для всего народа ответственность за свое народное существование, за  радость и горе, победу и поражение.

Состоявшимся    народам чаще удается создать свое государство и добиться международного признания.

Но есть и несостоявшиеся народы – представители таких общностей не уверены в собственной идентификации, колеблются, выбирают по ситуации.

Несостоявшихся народов больше,  это не значит, что они хуже или им тяжелее живется – у них просто другая судьба.

Народу, состоявшемуся и не очень,  не всегда удается создать  свое государство. Наличие  страны на карте мира еще  не означает, что ее граждане – народ. Страны появляются, меняются и исчезают, страны отражают моментальную расстановку сил -    народы же, эти страны населяющие, соотносятся с меняющимися государствами, как содержание соотносится с формой.

Русский народ в течение последних ста лет жил в Российский империи, потом в СССР, сейчас живет в Российской Федерации.

Но остается русским народом – уникальным человеческим сообществом, смесью всех со всеми.

Наличие государства, даже если оно кажется современникам всемогущим и вечным, не всегда доказывает существование народа.

Есть на карте  большая страна США – а вот народа США  нет и, судя по всему, не будет. Есть мегапопытка вывести новый американский народ методами мичуринской селекции. Мегапопытка, ведущая не только США, но и весь мир, к мегакатастрофе. Но народа нет!

Есть  маленькая  страна Лихтенштейн, где граждане живут очень сытно и ни на что не жалуются. Но лихтенштейнского народа тоже нет.

Народ – это не титул, не звание. Это определенный образ жизни определенной массы людей, связанных между собой  устойчивыми «народными узами».

Народы бывают разные –   например, большие и маленькие.

В случае китайцев людей,   ведущих китайский образ  жизни и связанных между собой китайскими народными узами, больше миллиарда. Это самый многочисленный  народ. Он состоит из китайцев, которые практически поголовно считают себя китайцами, за исключением горстки китайских выходцев  в США, неубедительно притворяющейся, что они еще и американцы.

Я попробую сейчас открыть новый исторический закон. Китайцев потому так много, что они больше всех  других считают себя народом, верят в китайский народ, последовательно делают это в течение тысячелетий. И им дано по их вере.

А вот  немногочисленный  народ молдаване склонны к сомнениям и могут считать себя то молдаванами, то советскими людьми, то  румынами – в зависимости от исторической ситуации.  Веры в молдавский народ у молдаван мало – вот молдаване и стоят в очередях за сомнительными румынскими паспортами. Потом выстроятся в очередь за украинскими и русскими.

Еще раз повторяю  – молдаване ничуть не лучше и не хуже китайцев, русских или немцев. Но стать народом не их судьба.

 Словацкий историк,  профессор  Матуш Кучера говорит так: «Принадлежать к народу это значит каждый день отвечать на вопрос, словак ты или нет. Это ежедневный референдум внутри отдельной личности или семьи».

Русскому читателю, выросшему в бескрайней России,  такая фраза может показаться странной, но если он откроет карту и найдет на ней Словакию, то согласится с профессором.  

Словаки -  немногочисленный   славянский народ в окружении более сильных и воинственных соседей, среди которых не только славяне, но и  венгры, немцы, в более отдаленном прошлом турки. Выбирать, кто ты и с кем ты,  нужно было, и выбор был непростой.

Стать народом и быть народом - это выбор,  который делают не все.  Множество регионально-этнических сообществ  в нашем мире себя идентифицирует более сложно.

Часть моравов  в Чехии считает себя  еще и чехами – часть не считает.

Большая часть украинцев и белоруссов  чувствуют себя одновременно  русскими. И они правы в своих ощущениях.

Часть русинов одновременно считает себя еще и словаками, часть еще и украинцами, часть только русинами.

А словаки считают себя словаками. Даже самые проворовавшиеся, самые грязные и гнусные словацкие приватизеры, продавшие свою беззащитную родину множество раз,  скажут, что они словаки – и это правда.

Словацкий народ состоялся, он есть, он не только жив, несмотря на вековое угнетение со стороны венгров, на давление чехов и немцев,  на огромную эмиграцию за океан в тридцатых годах прошлого века, когда страну покинул  чуть ли не каждый третий!

Словацкий народ  полон сил и развивается, несмотря ни на что.  

 
Словацкий народ может жить дальше



 Словацкий народ  можно сохранить и сберечь, несмотря на все прелести нового светлого будущего под названием глобализм,  в котором жизнь на нашей планете будет обеспечена только  горстке самых умных, а остальные, не самые умные, пойдут на удобрения. Глобализмы приходят и уходят, народы живут дальше. Может дальше жить и словацкий народ.  Вот и вся  народная идея!

  - Какая бедная  и грустная народная идея! – скажет сегодня  большинство словаков. – У нас у всех другая идея: сытая, богатая  жизнь, полная удовольствий. В объединенной  Европе под крылом могучей Америки Словакия будет тоже цвести и благоденствовать. Никаких для этого препятствий нет – только вот проклятую коррупцию осталось победить, а все остальное уже сделано! И победим коррупцию, и победа эта уже не за горами!Этим вороватым политикам, которых мы снова выбрали,  зарплаты срежем...

Так скажут многие – их научили так говорить и думать. С ними не надо спорить, они тоже получат по своей вере – увидят свою сытую, богатую, полную удовольствий жизнь. По телевизору.

Я понимаю, что сама попытка сформулировать народную идею в Словакии многим   покажется наивным идеализмом: мы все хлопочем о деньгах, а он  говорит о словацком   народе.  Пусть о русском народе  беспокоится – раз он русский писатель.

Что ж, все писатели в той или иной мере идеалисты. Русские писатели особенно.

О русском народе и его судьбе я пишу уже четверть века – и слова эти не звучат впустую. Вы легко убедитесь в этом, даже не зная русского языка, если  скопируете в Гугл «Сергей Хелемендик».



Пришло время  писать о словацком народе


 

Я   думаю, что словацкий народ нужен словакам так же, как человеку нужно его тело – руки, ноги, голова. Другие важные органы.

Народы нужны людям – иначе они бы не возникали.

Словакам нужен был свой народ, они очень хотели стать народом, несмотря ни на что – и у них получилось.

Народ – это живой общественный организм, похожий на семью, состоящий из семей.

Народ и семья – две основные формы общежития людей, причем народ  форма более сложная.

Семьи менее долговечны -  народы живут столетиями и даже тысячелетиями.

Народы   постоянно взаимодействую друг с другом и образуют международные общности, которые иногда пытаются назвать расами  – иначе бы мы не знали слов  «славяне» или «арабы».

Это сложные образования, о сути которых известно мало, кроме очевидного языкового и культурного родства. Венгры, финны и монголы – «расовые родственники», хотя их исторические судьбы в течение последних веков внешне никак не связаны.

Разные народы имеют  некоторые   важные общие черты, например общую религию. Это общее  принято называть словом цивилизация.

Народ понятие более устойчивое и конкретное, цивилизация термин  более размытый, многозначный и расплывчатый.  

 Слово  «цивилизация» часто говорят просто для красоты, не вникая в его смысл.  

 
Миф о новой цивилизации денег

 
Те, кто рвется  сегодня править миром, отрицают и разрушают семью и народ как враждебные их планам сущности. Уничтожают основы «прежней» человеческой жизни, рубят корни.

Но взамен не  предлагают ничего, кроме примитивно лживой идеи   всеобщего богатства, якобы доступного для всех.

Официальный  идеал  этих   новых кандидатов в правители мира   -     миф о новой всемирной цивилизации денег, которая объединит людей во всеобщем и радостном потреблении.

 В жизни, полной   удовольствий, ради  которой нужно разрушить     «отжившее».

Рай на земле, ради которого сломаем все старое. Замечу, что ломать «старое» обычно стремились  те «новые», кто считал, что этого старого им не досталось или досталось мало.

Сегодня   творцы нового мирового порядка это  в основном американцы, самые богатые люди на нашей земле, объевшиеся всех возможных благ и удовольствий, потребляющие в десятки и даже сотни раз больше, чем трудолюбивые китайцы.

Они полжизни обжираются, вторую половину жизни лечатся – потребляя при этом огромные, невосполнимые ресурсы.

Но им все равно мало, ибо у них есть только один   бог – ненасытная, больная и уродливая алчность.  

При этом странно, что  эти «новые» так не любят своих предшественников большевиков – тоже низвергателей и революционеров, тоже суливших земной рай.

Думаю,  потому, что завидуют и внутри себя чувствуют, что большевики были сильнее и успешнее, в свои идеи верили сами и боролись за их воплощение.

 

«Мы наш, мы новый мир построим,

Кто был ничем, тот станет всем!»

 

Так пелось в коммунистическом  гимне «Интернационал» - почему же   о коммунизме новые пророки утверждают, что он ложь?

Потому что  сами создатели нового мирового порядка   не строят никаких новых миров – они тупо  печатают все более странные и абсурдные деньги и с ужасом ждут, чем закончится их Большая Игра.

Их деньги, основа   новой  цивилизации, нового светлого будущего, бесконечно далеки от золотого червонца царской печатки, бывшего в обращении в России еще меньше ста лет назад. Их деньги   – это мегаложь, тупая, примитивная,  по сравнению со сказочным коммунизмом эпохи моего детства.

Деньги сегодняшнего дня – это мыльный пузырь, который лопается при прикосновении к нему.

Денег, какими мы их еще знаем и помним,  в нашем мире уже  нет,  хотя их несуществование пока удается скрывать.

Вместо этих «старых добрых денег», добротно описанных Марксом и его последователями, буржуазными экономистами,   появилось  «непонятно что»,   хотя  банки и биржи пока еще остались.

Наши сегодняшние суровые будни выглядят примерно так:  в бутылку из-под дорогого благородного коньяка налили похожую по цвету сладкую водичку, какую-нибудь колу. Но все себе наливают, чокаются и ведут себя так, как будто пьют коньяк. Долго это продолжаться не может.

Как разбираться с этим «непонятно что»,  с этим гнусным пойлом в дорогой бутылке,  никто не знает и пока еще не может знать.

 Надеются то ли на свиной грипп, то ли на мировую войну, то ли на вселенский потоп, который смоет все деньги мира к чертовой бабушке - а потом начнем с чистого листа.

Кто начнет, что начнет, зачем и почему – преждевременные  вопросы. Потому что все будет по-другому.

 

Бред Гитлера и новый мировой порядок

 

Ни один из планов покорения мира пока никому не удался – не выйдет и этот.

Перед миром  сегодня стоит   ключевой вопрос -  разрушат или нет   новые вивисекторы-экспериментаторы вроде неугомонного Сороса  наш мир народов.     

Я знаю на него ключевой ответ и уверен в своем знании -  не разрушат, как бы им этого ни хотелось, как бы ни мечтали. Фантазии все это – хотя опасные  и выльются в большую кровь.

Ложные построения, близкие к бреду – именно поэтому новые пророки так последовательно табуизируют и запрещают «Майн кампф»    своего предшественника Адольфа Гитлера.

Не в том дело, что Гитлер, сидя в тюрьме и имея много свободного времени, на заре своей политической юности оскорблял евреев  в полную силу своего скромного литературного дарования – кто   только евреев не оскорблял! Особенно в те времена!

 Сгусток всех этих «-измов», которыми доказывают необходимость нового мирового порядка, объединенный под зонтиком, на котором написано «глобализм» - это     такой же бредовый, как у Гитлера, план мировой перестройки. Сходство   с идеями Гитлера    просто бы бросалось  в глаза, если бы труды фюрера оказались легко доступны публике. Вот их и запрещают.

То, что   пророки глобализма камуфлируют, Гитлер называл открыто и дерзновенно:  горстке сверхлюдей нужна власть над миром, сильные и избранные передавят слабых и неполноценных.

Между тем никому пока не дано было  сломать  наш мир народов, как Гитлеру не дано было  вывести из немецких бюргеров «сверхчеловеков», готовых уничтожать всех «неполноценных недочеловеков» и царить над миром этакими белокурыми бестиями. Недостойны оказались немецкие бюргеры с потомственными пивными животами великих начинаний своего вождя. О чем Гитлер много и горько говорил в последние недели своей жизни.

Не будет никакой новой цивилизации банкиров и финансистов – как бы страстно ни мечтали об этом несколько сот богатых  семей, объединенных в родовые кланы и решивших вдруг, что они уже захватили власть над миром,   повернули историю в свою сторону и одной цепкой пятерней держат за бороды всех богов сразу.

Идеалисты   они – подобных  начинаний уже было множество,  Римская империя самое долговременное и значительное для человечества, третий рейх Гитлера  – самое известное для наших современников.

Такие начинания будут всегда, но наш мир был и останется    миром народов.

Это значит, что некоторые народы   угаснут, некоторые возникнут, некоторые продолжат свою  жизнь. Так было, есть и будет.

 


Кому нужен   словацкий народ?


 
Место словацкого народа в мировом историческом  процессе там, где словацкий народ это место  найдет. Или не найдет – и останется без места.

Словацкий народ в нашем мире не нужен никому, кроме словаков.

Если словакам словацкий народ тоже окажется не нужен, то его не станет. Таков закон истории,   непознанный, но хорошо известный.

Место словацкого народа займут более сильные и жизнеспособные народы-организмы.

Если словацкий народ  умрет, конкретные люди-словаки будут разобраны другими живыми народами,   может быть,  станут немцами, венграми, чехами, поляками, русскими.

И ничего неожиданного, страшного или необычного не произойдет. Такова история.

Стали же многие словаки американцами, канадцами и венграми – и ничего, живут. И даже зависть вызывают у многих своих  собратьев.

Кому из граждан Словакии нужен сегодня словацкий народ, кто отзывается на это слово, для кого быть словаком – важно и нужно?

Мне кажется, что судьба словацкого народа волнует  в Словакии  все еще очень многих, несмотря на двадцатилетнее правление либеральных, прозападных, антинародных режимов.

В числе этих многих я вижу и себя - русского писателя, художника мысли, основателя движения «Справедливость». Словацкого гражданина и патриота. Руководителя избирательной кампании  Словацкой народной партии 2006 года, результатом которой стало более  народное словацкое правительство – правда, всего на четыре года.   Автора     слогана «Мы словаки!»,      автора книги «Мы ... их!», которую знают многие в России и за ее пределами, а некоторые читатели, желая польстить автору, называют «нетленкой».

Словаки верят в словацкий народ – не думают, не размышляют, не прогнозируют, а просто верят.

 И я верю в  словацкий народ вместе со словаками.

Я не словак, я русский, в русский народ я тоже верю, но, прожив в Словакии 22 года, в словацкий народ поверил  сильнее, чем многие словаки.

Хотя верят в будущее своего народа в Словакии, конечно, не все.

Высшим слоям словацкого общества «словацкий народ» безразличен, неприятен, противен или даже ненавистен. Это нормально сегодня в Европе, это норма в Брюсселе и Страсбурге, где само слово «народ» вызывает отвращение и даже ярость.

В Словакии политики, крупные предприниматели, банкиры и особенно представители СМИ сразу и охотно вычернули бы «словацкий народ» из словаря, отменили бы это понятие специальным декретом.

В этом Словакия образцово-показательная демократическая европейская страна, где даже «национализм»  карманный, управляемый и служит только для того, чтобы кто-то пробился поближе к государственному вымени. И, пробившись, многие годы кричал во все горло: «Люблю Словакию и ее родное вымя!»

Такая эпоха, такие в Словакии высшие слои, ставшие "высшими" в результате приватизации.


Формула народной идеи

 

Бывает ли народ без народной идеи?

Скорее нет, чем да!

Правда, народам свойственно заблуждаться и обманываться не меньше, чем их отдельным представителям.

В Словакии последние двадцать лет народной идеей стала мечта принять участие в разворовывании  государства, названная словами демократия, свобода, права человека, процветание, развитие,  приватизация.

Мечта была и кончилась. Мечта была чужая, успешно словакам  навязанная. Чужими осуществленная. Была – и нет.

Какой будет следующая  словацкая народная идея?

Если мне удастся убедить достаточное количество словаков, у Словакии может появиться красивая, нужная и полезная народная идея: сохранить и сберечь словацкий народ,  сохранить и сберечь страну и государство.

Словакам  уже второй раз за последние сто лет «легко» досталось свое суверенное государство.  Досталось то, о чем многие народы бесплодно мечтают на протяжении столетий. За что воюют и льют кровь. Словаком же досталось без крови и борьбы. Возможно, Бог особенно хранит словаков, а может быть, их испытывает. А может быть, и то, и другое.

Но бесплатных обедов не бывает. Счета за эту легкость приходят каждый день, суммы на счетах растут. Но ни о счетах, ни о суммах словаки не знают.

Что угрожает словацкому народу и государству?

Всё и все. Потому что сегодня в нашем мире  все угрожают всем.

Мир вступил в эпоху   войны за выживание, войны всех против всех.

Судьбы малых народов в этой войне будут определяться русской пословицей «лес рубят – щепки летят».

Словакия одна из таких щепок. Куда полетит? Есть ли у нее выбор?

Выбор всегда есть, не всегда есть люди,  способные выбирать.

В Словакии уже выросло первое поколение, не видевшее ничего, кроме демократического  воровства, прожившее пока что всю свою юную жизнь под властью клептократии или, как точно говорят русские, «дерьмократии». Несчастное, потерянное поколение.

Еще одно такое поколение – и не будет ни словацкого народа,  ни народной идеи. Будет пышный либерализм, главной проблемой которого станут так же, как в «цивилизованной» Европе ,эвтаназия и однополые браки.

Будет так, как уже есть в «старой Европе» - но будет и очень большая разница.

«Старая Европа» на протяжении веков наворовала и награбила себе на сытую старость. Словакия и словаки – нет. Воровали как раз у них.

 Так что восторженную сегодня словацкую молодежь ждет не богатое  и медленное европейское угасание, а что-то совсем другое.



 Кто  может  помочь  словацкому народу


 
Начну с воспоминания. В 1998 году я беседовал в Кошицах с мэром города  Рудольфом Шустером, для которого силы демократии и прогресса уже создали    партию одноразового пользования СОП.

Шустер несколько раз повторил  в беседе, что хочет помочь Словакии,  и правдиво рассказал, как именно поможет.

Сначала проведет в парламент построенную на деньги спонсоров и героическими  усилиями телевидения протимечаровскую партию СОП и так победит мечаризм, потом потребует принять новый закон о прямых выборах президента, потому что своим будущим коалиционным партнерам, обещающим выбрать его в парламенте,  не верит, потом выиграет президентские выборы. И станет президентом Словакии -  и будет помогать дальше.

Сказал – сделал. Все прошло по плану, только здоровье преподнесло президенту Шустеру неприятный сюрприз – но слава Богу, все обошлось.

 Судьба вообще была к нему благосклонна  – даже анаконды в диких тропических лесах ему послушно позировали и не кусались. Не кто-нибудь приехал с камерой, а глава государства с охраной!

Помог ли словацкому народу  своим политическим творчеством Рудольф Шустер?

Вопрос трудный.

Ненавистники Мечара и мечаризма скажут: да, помог. Но сколько их?

Большинство сегодня только пожмет плечами. Вспомнят обновленный центр Кошиц – но ведь им занимался   мэр Шустер,  еще только мечтавший стать президентом.

Зато  все сойдутся в одном: Шустер весьма эффектно, убедительно помог сам себе и сделал блестящую  политическую карьеру.

Могут ли помочь словацкому народу сегодня политики, мечтающие, подобно Шустеру, сделать карьеру?

Не исключено, но маловероятно. Словацких политиков эпохи приватизации словацкий народ и его судьба не интересуют. Это голый математический факт, что бы они ни говорили, какие громкие слова бы ни писали на своих партийных знаменах.

Сегодняшних словацких политиков уже не интересует политическая карьера сама по себе, их интересуют деньги, только деньги и ничего кроме денег. Они   бы продавали  свой народ бесконечно, но покупателей не стало.

Кто  же может помочь?

 Кто способен хранить и оберегать свечу народного самосознания словаков, делающую словаков народом?

Кто действительно может передать эту свечу в сильные молодые руки с верой в то, что пламя не потухнет?

Кого захотят слушать эти молодые, на чьи руки единственная надежда?

Могли бы писатели и публицисты, телевизионные авторы, деятели искусства, историки, ученые, словацкие предприниматели, военные, Матица Словенска, видные представители церкви.

Могли бы, многие хотели бы, но не знают как.

Я был бы неискренен, если бы заявил, что сегодня  знаю, как конкретно помочь словакам.

 Я  конкретно знал в 2006 году, конкретно сделал то, что считал нужным, и пережил  конкретные последствия своей помощи. Но ни о чем не жалею и  из  опыта своей прошлой помощи сделал выводы.

Главный из них – каждый может помочь народу, если действительно захочет.

Я действительно хочу помочь, поэтому   основываю движение «Справедливость», одной из главных задач которого будет сохранение, спасение, сбережение народов как естественной формы общественной жизни людей.

Движение основывается  мной, русским писателем Сергеем Хелемендиком.

 Деятельность этого движения будет  полезна словацкому народу и найдет поддержку среди его представителей.

Публикация первых основополагающих  текстов движения «Справедливость» начнется в ближайшие дни.

 

15  августа 2010 года  -  Братислава

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

 

VIDEO seriál Moskva očami Sergeja Chelemendika


 - Pravda o 2. svetovej vojne

Seriál Pravda o 2. svetovej vojne -

úryvky zo životopisu Adolfa Hitlera


 - Seriál klimatická katastrofa

Analytický seriál Klimatická katastrofa




 - Sen žobrákov o dome za 500 tisíc Eur

VIDEO seriál Sergeja Chelemendika:

Nešťastné a okradnuté deti 


Analytický seriál Michaila Leonťjeva:

Veľká americká diera

 

http://tmp.aktualne.centrum.sk/soumar/img/1041/76/10417632-peter-stanek.jpg Cyklus televíznych dialógov s Petrom Staněkom



                      VIDEO seriál Poliny Chelemendikovej:
               Magický Nepál, Neuveriteľná India


 - VOĽBY 2010 - Ako to bolo naozaj?


VIDEO seriál Sergeja Chelemendika:

VOĽBY 2010 - AKO TO BOLO NAOZAJ?


 - Rusko a budúcnosť Slovanov

VIDEO seriál Sergeja Chelemendika:
Rusko a budúcnosť Slovanov


 -  Serial Národná idea

 Seriál Sergeja Chelemendika:
 Národna idea

chelemendik.sk






  









Všetky články z tejto rubriky nájdete tu...

Do fóra môžu prispeivať iba členovia so zaplateným predplatným.


Сергей Хелемендик – книги, статьи, видео, дискуссии



Словакия – страна, люди, бизнес



Словацко-русский клуб предпринимателей ROSSIJA



Sergej Chelemendik - knihy, články, videá, diskusie



Hnutie Dobrá sila – projekty



Slovensko-ruský klub podnikateľov ROSSIJA



Деловые предложения



Obchodné ponuky
 



ZÁBAVA



KNIŽNICA - TEXTY, VIDEÁ



NOVINKY PORTÁLU



Diskusie




Blogy





| chelemendik.sk | chelemendik.tv | chelemendik.ru | ruské knihy, knihkupectvo, matriošky, filmy | handmade |