Deprecated: mysql_connect(): The mysql extension is deprecated and will be removed in the future: use mysqli or PDO instead in /home/web/chelemendik.sk/www/debug.php on line 10

Chelemendik.sk
Словацко-русский портал Сергея Хелемендика    
Словакия        Клуб ROSSIJA       Сергей Хелемендик       Dobrá sila       Kontaktujte nás       Prihláste sa    Zaregistrujte sa    
Кто воевал против СССР - chelemendik.sk

 

Кто воевал против СССР

2016-09-29  (06:55)

 - Кто воевал против СССР

Юрий Цинговатов


Кто воевал против СССР во время Великой Отечественной войны

 

22 июня 1941 года на территорию СССР вломилась объединенная под германским командованием мощная многонациональная военная группировка, оснащенная по последнему слову техники из арсеналов, выкованных лучшими оружейниками Европы. Красная Армия приняла на себя удар, такой силы и мощи, каких не испытывала до этого ни одна армия в мире.      Несмотря на неразбериху и почти хаос первых недель войны, недоумение и горечь отступления, охватившие армию, население страны, надо признать, что наши воины сражались стойко и мужественно. Достаточно вспомнить и сравнить, сколько времени потребовалось гитлеровской военной машине для сокрушения европейских «демократий», располагавших новейшим вооружением, «неприступными» оборонительными линиями, вымуштрованными армиями, которые за 20 лет перед этим вынудили кайзеровскую Германию признать поражение. Вот какие данные приводит генерал вермахта Мюллер-Гиллебранд: Война в Польше завершилась за 27 дней. Вермахт потерял в ней убитыми 17 тыс. солдат и офицеров. Около 630 человек в день. Бои за Францию, Бельгию и Голландию продолжались 44 дня. Немецкие потери составили 46 тыс. человек убитыми или около тысячи в день. После вторжения в СССР за первые восемь дней боев невозвратимые потери составили 23 тыс. солдат и офицеров. В день - около 3 тысяч.  Еще в самом начале войны, в ходе приграничных сражений, немецкое командование вынуждено было признать, что оно встретило противника, совершенно отличного от того, который был на Западе. К середине июля потери лишь в сухопутных войсках составили около 100 тыс. человек и около половины танков, участвовавших в наступлении, а к 19 июля враг потерял и 1284 самолета. Таких потерь фашистская армия не знала за все время боев на Западе. Красная армия выдержала первый натиск врага, ее сопротивление непрерывно возрастало.

Конечно, война против СССР носила иной масштаб. Она не походила на «прогулку» по Европе, но это только подчеркивает героизм советских воинов. Вызывает удивление и восхищение тот факт, что «блицкриг» не получился. Бронированный таран, обрушившийся на нашу страну, противостоять которому, казалось, было невозможно, в конечном итоге увяз.

Стоит задуматься над тем, какими силами, мощью  и ресурсами располагала армия вторжения. У нас долгое время было принято посыпать голову пеплом и говорить о собственных просчетах и недостатках в подготовке к войне. Между тем, в главном - в ее неизбежности не было сомнений ни у руководства страны, ни у народа. Об этом писались книги, сообщалось в газетах, твердилось в выступлениях лекторов. И никакие сообщения ТАСС подобные тактической уловке от 14 июня 1941 г. не могли оказать «разоружающего» действия, о котором любят толковать некоторые исследователи. Не менее нелепо выглядят и аргументы типа: «В Кремле знали о времени и дате нападения, но ничего не предприняли». Тех, кто полагает, что за стенами Кремля царила атмосфера беззаботности и благодушия лучше всего отослать к «Воспоминаниям и размышлениям» маршала Г.Жукова, чтобы сэкономить место.

Если судить объективно, то стоит напомнить, что придя к власти в 1933 году Гитлер, отнюдь не такой «бесноватый», каким его любила изображать наша пропаганда, сумел вывести страну из глубокого кризиса и заставил экономику работать. Уже через несколько лет промышленный мотор Германии начал резко набирать обороты. Несмотря на многочисленные ограничения, наложенные на Германию ее победителями в Первой мировой войне, военно-промышленный комплекс страны совершил гигантский рывок. Одновременно берлинская дипломатия провела операцию по вербовке союзников и не только в странах, обиженных при перекройке Европы после войны, но и в США, и в далекой Японии. Надо признать, что операция эта была для Германии весьма успешной. В 1936 году заключен «антикоминтерновский пакт», который быстро стал обрастать новыми членами. К концу 1941 года кроме Германиии Японии его участниками были Италия, Венгрия, Маньчжоу-Го, Испания, Болгария, Финляндия, Румыния, Дания, Словакия, Хорватия и марионеточное Нанкинское правительство.

      Между тем, западные демократии, завороженные антисоветской риторикой фюрера, не только фактически закрыли глаза на милитаризацию Германии, но и вступили на путь «умиротворения» Гитлера, стали науськивать его к походу на Восток. В скобках можно заметить, что в то время военно-технический потенциал Германии еще значительно уступал ведущим европейским державам.

      Только после того, как дипломатическими и военными средствами Гитлер «объединил» Европу и установил там «новый порядок» Германия получила в свое распоряжение потенциал для ведения войны за мировое господство. Можно задать риторический вопрос: Неужели англо-французские  участники Мюнхенского сговора не догадывались, к какому наращиванию военной мощи фюрера приведет отдача ему на растерзание Чехословакии?  

      Этот роковой шаг во многом предопределил и спровоцировал Вторую мировую войну. Начался процесс фашизации Европы. Без боя к Германии были присоединены Австрия, а вслед за ней и чешские земли. Это позволило многократно нарастить германский промышленный потенциал за счет присоединенных территорий.  На фоне позиции западных демократий, уклонявшихся от предложений Москвы организовать совместный отпор Гитлеру, заключение с ним пакта о ненападении было вполне оправданным и адекватным шагом с целью выиграть время для наращивания военного потенциала, равно как и продвинуть границу СССР в западном направлении и лишить будущего противника выгодных плацдармов для развертывания своих войск. При этом не следует забывать, что существовавшие в прибалтийских странах режимы, были готовы оказать Гитлеру и его войскам самый радушный прием.   Близорукая политика Запада,  не только не желавшего противостоять Гитлеру, но всячески потакавшего ему, привела к тому, что через два года промышленность, сельское хозяйство, сырьевые ресурсы, рабочая сила континентальной Европы, включая даже нейтральные страны (Швецию и Швейцарию), были поставлены на службу Германии. Около 10 млн. квалифицированных рабочих, инженерно-технических специалистов, конструкторов, ученых «старого» света включились в «трудовой процесс» на немецких заводах, в конструкторских бюро и лабораториях. В оккупированных странах нашлись и влиятельные политические силы, солидаризировавшиеся с Гитлером и собственные предатели – квислинги. По словам британского историка А.Тейлора, "Европа стала экономическим целым, которым управляли исключительно в интересах Германии".

      Кроме того, нацистский вермахт получил в свое распоряжение как огромные арсеналы вооружения, военной техники, танков, артиллерии, авиации, боеприпасов, транспортных средств, так и уже отмечавшийся военно-промышленный потенциал.      За годы войны, например, только австрийские предприятия бесперебойно снабжали вермахт и его союзников  своей продукцией. Германия получила с них свыше 10 тысяч танков и бронемашин, включая тяжелые самоходки, 9 тысяч самолетов, 17 тысяч авиамоторов и более 12 тысяч артиллерийских установок различных калибров. За Австрией последовала Чехия с ее мощнейшим военно-техническим потенциалом, сосредоточенным на заводах «Шкода», ЧКД, «Польди», «Зброевка». Одновременно в руки вермахта попали 1582 самолета и 469 танков – т.е. чуть меньше, чем было у Германии до оккупации этой страны. Кроме бронетехники, самолетов от чехов было получено более 1,4 миллиона винтовок и пистолетов, свыше 62 тысяч пулеметов, около 4 тысяч орудий и минометов,  огромное количество другого военного имущества.  

     К 1 сентября 1939 года чешским оружием оснастили пять пехотных дивизий, не считая прочих частей и подразделений, включая те, которые участвовали в оккупации Польши. В следующем году чешское оружие и снаряжение получили еще четыре пехотные дивизии, а к началу Великой Отечественной количество соединений, полностью или частично оснащенных изделиями чешских оружейников, выросло в несколько раз. Чешские танки стали основной машиной 6-й танковой дивизии вермахта, действовавшей на Ленинградском направлении.  На южном фланге советско-германского фронта чешская бронетехника стояла на вооружении 1-й словацкой моторизованной дивизии и румынских войск. Воевавший на чешских танках, подполковник Гельмут Ритген признавал, что «без чешской военной промышленности и чешских танков у нас не было бы четырех танковых дивизий, что сделало бы невозможным нападение на Советский Союз». Берлин высоко ценил вклад чешских предприятий в укрепление военно-технической мощи рейха и установил для рабочих чешских военных заводов гибкую систему поощрений, включая повышенные продуктовые нормы, которые подчас были лучше, чем в Германии. «Чехи передали в наше распоряжение всю необходимую информацию о своих танках, - вспоминал немецкий инженер-полковник Икен. - Нам ни разу не пришлось столкнуться с акциями саботажа или какого-либо сопротивления». 

     До самого конца войны доля чешских заводов в производстве танков оставалась весьма значительной: с января по март 1945 года из 3922 танков и самоходных артустановок, произведенных для рейха, чехи дали 1136, то есть почти треть!

       Промышленность Франции, сдавшейся Гитлеру после чисто символического сопротивления, работала на фюрера ничуть не хуже, чем  чешская и австрийская.       К началу войны на границе СССР было сосредоточено два отдельных батальона укомплектованных трофейными французскими танками, действовавшими главным образом на флангах Восточного фронта. Так, в составе наступавшей с финской территории армии «Норвегия» находился 211-й батальон, состоявший из 52 легких танков «Гочкис» H-35 и средних «Сомуа» S-35. Другой батальон, отмеченный в документах под номером 102, был направлен на прорыв укрепленного района под Перемышлем. В нем имелось 30 тяжелых B1, в том числе 24 огнеметных. Наконец, еще 15 S-35 придали бронепоездам. Четыре из них участвовали в боях за Брестскую крепость.

      В дальнейшем количество французских танков в вермахте и вооруженных силах его союзников продолжало расти. По 40 «Рено» немцы передали Румынии и Болгарии. Италия получила 109 R-35 и 32 S-35, часть которых применялась в боях на Сицилии. Еще 174 «Рено» переделали в 47-мм противотанковые самоходки, а свыше сотни таких танков использовали как командирские машины батарей этих САУ или в отдельных взводах, придаваемых пехотным дивизиям.        Из более быстроходных танков H-35 и S-35 немцы сформировали две резервные бригады общей численностью более 500 машин. Впоследствии разделенные на отдельные батальоны, они действовали против югославских партизан на Балканах и на «втором фронте». Часть S-35 использовали для пополнения 21-й танковой дивизии, а около сотни «Гочкисов» переделали в 75-мм противотанковые САУ, 105-мм самоходная гаубицы и носители пусковых установок реактивных снарядов. До полусотни 75 и 105-мм самоходных орудий соорудили на базе лёгких FCM-36 и тяжелых B-1, а всего последних служило в германской армии 160 штук, включая 60 огнеметных. Кроме боевых танков, в составе вермахта находилась и другая гусеничная техника французского производства. На базе бронетранспортера «Лоррэн» было установлено 170 75-мм противотанковых пушек, 10 105-мм и 94 150-мм гаубицы. До 200 разведывательных танков AMR получили вместо снятых башен 81-мм минометы. Наконец, свыше 600 легких бронетранспортеров UE были переделаны в пулеметные танкетки, легкие самоходки с 37-мм противотанковыми пушками, и носители реактивных установок.

       В 1941 году французская бронетехника превосходили большинство германских танков по броневой защите.  Модернизированные B-1 всю войну оставались наиболее мощными огнеметными танками вермахта, и оснащенные ими подразделения не раз применялись на Восточном фронте, включая, штурм Севастополя.  К началу Курской битвы из 6127 танков и самоходных орудий вермахта французских машин было около 700.

       В общей сложности Франция и Чехия предоставили Германии около 10 тысяч танков, самоходных орудий и базовых машин для их создания только своих разработок. Это почти вдвое больше, чем официальные союзники рейха Италия и Венгрия, пополнившие танковый парк коалиционной армии лишь 5,5 тысячами боевых машин. Нельзя считать чисто немецкими и многие из остальных 43-х тысяч танков. Изрядная часть их вышла из цехов Австрии и Чехии, а еще больше были изготовлены там частично. Например, танковые корпуса и башни почти всю войну производились на австрийских заводах «Братья Бёлер», «Шеллер Бекман», Металлургических заводах в Линце, чешском комбинате «Польди», французском  «Пежо» и других европейских предприятиях.      Наряду с танками и самоходными орудиями европейская промышленность обеспечивала вермахт другими видами бронетехники. Артиллерия старых танков широко применялась для вооружения бронепоездов — в частности, башни французских D2 стояли на броневагонах, поставленных немцами хорватской армии.

     Солидную долю самолетов люфтваффе и воздушных сил сателлитов составляли французские истребители «D-520». Из 905 выпущенных самолетов этого типа на стороне рейха было задействовано свыше 600. Еще около сотни французских истребителей MS-406, ранее состоявших на вооружении ВВС Франции и Норвегии, получила Финляндия. Наконец, 358 машин чешского производства была переведена в словацкую авиацию, а свыше сотни югославских аэропланов использовались хорватскими войсками. На первый взгляд кажется не особенно много. Но  если присовокупить к самолетам французские авиадвигатели,  то картина меняется. Именно французские авиамоторы «Гном-Рон» стояли на единственном в люфтваффе полноценном противотанковом штурмовике «Хеншель-129». Двигатели этой же фирмы устанавливались и на крупнейшем  тогда в мире немецком транспортном самолете «Мессершмитт-323», выпускавшимся в Чешских Будейовицах более легком транспортнике «Гота-244», самолете связи «Хейнкель-70» и ряде других машин. Хотя, транспортных «Мессершмиттов» было выпущено всего 198, но каждый из них мог поднять почти в семь раз больше груза, чем любой из 5 тысяч основных немецких воздушных транспортников «Юнкерс-52» . Если «Юнкерс» брал на борт 18 полностью экипированных солдат или 1,5 тонны груза, то в «мессершмиттовский» грузовик с шестью «Гном-Ронами» легко помещалось 126 пехотинцев или 10 тонн военного груза.  Учитывая, что на французских предприятиях производились также авиамоторы BMW и других германских фирм, вполне можно согласиться с оценкой, данной американскими экспертами. Они подсчитали, что каждый восьмой двигатель для люфтваффе изготавливался во Франции. Впрочем, немецкие самолеты выпускались там и целиком. Например, Ю-52 собирались не только на территории рейха, но и на французских предприятиях. А производство  «мессершмиттов» в Чехии было продолжено и после войны.

      Особые «заслуги» французы и чехи имеют в производстве знаменитой «рамы». Речь идет о двухкорпусных артиллерийских авиакорректировщиках «Фокке-Вульф».  Из 894 выпущенных «рам», с конвейера завода  в немецком Бремене сошло лишь около двух сотен. Зато в Праге и в Бордо их было произведено соответственно 357 и 393.

     Точно определить долю самолетов люфтваффе произведенных в оккупированных странах весьма затруднительно, поскольку значительная их часть – это продукт кооперации заводов рейха и европейских военных предприятий. Куда, например, отнести, свыше тысячи немецких самолетов с французскими авиадвигателями? Однако с учетом 9 тысяч самолетов австрийского производства, чешских «Мессершмиттов», «Готов», французских «Юнкерсов», французских и чешских «рам», воздушная армада получается вряд ли меньше ленд-лизовской.

      Велика роль промышленности оккупированных стран в снабжении гитлеровской армии артиллерией. Даже если не выделять отдельно германские орудия и минометы, производившиеся на заводах Австрии и Чешско-Моравских землях, доля прочих выглядит весьма солидно. С заводов рейха (в границах на 14 марта 1939 года) войска получили 16 539 37-мм, 9568 50-мм и 23 453 75-мм орудий, 2500 противотанковых пушек более крупного калибра 80-128-мм, а также 463  40– и 75-мм пушек. В то же время от Чехии к Германии и ее союзникам попало 1724 37-мм и 755 47-мм орудий. Из Польши — 621 37-мм, от Австрии и Франции соответственно 507 и 823 47-мм. Еще 3872 французские 75-мм полевые пушки были переделаны в противотанковые. Всего для борьбы с бронетехникой противника было направлено 8128 орудий. Можно вспомнить и о почти двух тысячах советских противотанковых пушках, захваченных Германией и ее союзниками на Восточном фронте, но немало таких трофеев, в свою очередь, взяла и Красная Армия. Однако даже если забыть об этом, 1,5-2 тысячи советских орудий составляют лишь 3 процента противотанковой артиллерии вермахта. Что касается полевой артиллерии среднего калибра, то за предвоенные и военные годы Гитлер получил 8096 150-мм гаубиц, а также 193 пушки и 4565 пехотных орудий того же калибра. В тот же период чехи передали для нужд фронта 439 шкодовских гаубиц и 41 пушку, от поляков досталось — 219 гаубиц фирмы «Шнейдер-Крезо» 155-мм калибра, а свыше 3 тысяч таких гаубиц и пушек - от французской армии. Другими словами, более 22 процентов 150-155-мм орудий вермахт получил от континентальных соседей.  Сколько смертоносных снарядов из этих стволов было выпущено в советских солдат, по нашим городам и селам установить весьма затруднительно.       Еще более впечатляющим выглядит европейский вклад в тяжелую и сверхтяжелую артиллерию рейха. Если в самой Германии орудий калибра от 203-мм и выше изготовили около тысячи, то от Чехии, Франции и поляков со скандинавами подобных систем было получено свыше шестисот. По сверхмощным стволам от 305 до 807-мм калибра наблюдалось почти полное равенство — 96 германских против 91 французского, чешского и норвежского.       Для обстрела Ленинграда части группы армий «Север» использовали гаубицы и мортиры французского и чешского производства. Всего же оккупированная Европа пополнила германскую артиллерию почти 40 тысячами стволов. Это ненамного меньше, чем имела армия вторжения 22 июня 1941 года, и почти втрое больше количества ленд-лизовских орудий, поставленных для СССР.

       Одной из фундаментальных причин военных успехов вермахта на начальном этапе войны против СССР была высокая мобильность его моторизованных частей. Из примерно 500 тысяч грузовиков, автобусов и тягачей, выпущенных в рейхе и на присоединенных территориях, австрийские заводы дали почти 56 тысяч, чешские по неполным данным свыше 11 тысяч. Вместе с 54 700 французскими выходит почти четверть всего грузопассажирского автотранспорта гитлеровской армии. Если вспомнить о более чем 40 тысячах поставленных за военные годы «Фордах» берлинской и кельнской сборки, доля негерманских машин доходит до трети. И это без трофейных грузовиков, выпущенных западными соседями Германии до 1940 года! Подавляющее большинство их, наряду с гражданскими машинами, а также бельгийскими, голландскими, датскими, норвежскими и польскими грузовиками, досталось немцам, обеспечив мобильность вермахта. Конечно, поставки западных союзников в СССР, особенно автомобилей и паровозов выглядят внушительно: более 400 тысяч «студебеккеров» и 1966 локомотивов. Но только до тех пор, пока не знаешь, что одна Франция на момент оккупации располагала 2,3 миллиона автомобилей!  Большая их часть вместе с 5 тысячами паровозов досталась Гитлеру.        На начало Великой Отечественной войны из 209 немецких дивизий 92 имели автомобили либо трофейные, либо «текущего французского производства». Подобная формулировка не случайна — машины, произведенные на территориях Австрии и Чехии после их присоединения к рейху считались уже полностью немецкими. По данным американских экспертов, французский автопром поставил Гитлеру свыше 20 процентов выпущенных для военных нужд грузовых автомобилей. Германская статистика полностью подтверждает выводы американцев. Согласно фундаментальному труду Вернера Освальда «Полный каталог военных автомобилей и танков Германии 1900-1982 гг.», в армии за годы войны использовалось чуть больше 350 тысяч грузовых автомобилей и автобусов. Большая часть их — 232512 автомашин — вышла из цехов с 1940 по 1944 год. За январь-апрель 1945-го армия получила всего 5043 автомобиля и тягача. Данные Освальда подтверждает и Мюллер-Гиллебранд, писавший о наличии в вермахте к началу войны, около 120 тысяч грузовиков. А вот данные о французском производстве. «Рено» изготовил для фюрера 25 тысяч 2,5-тонных грузовика моделей ANS и 4 тысячи 3,5-тонных ANN.  «Пежо» — 15 тысяч грузовичков. «Ситроен» выпустил  6000 2-х тонных машин типа «23R» и 4700 4,5-тонных типа «45». В целом французские автомашины составили 19 процентов грузового автопарка рейха в период с 1940 по 1944 гг. А если приплюсовать сюда и 5970 автобусов, то - более 20 процентов.  Что касается трудовой дисциплины на французских предприятиях, то об этом сообщает помощник главы германской военной разведки адмирала Канариса Отто Райле: «Промышленность и экономика продолжали ритмично работать. На предприятиях «Рено» в Булонь-Билланкуре с конвейера бесперебойно сходили грузовики для вермахта.  На множестве других предприятий французы без всякого принуждения производили в больших объемах и без рекламаций продукцию для нашей военной промышленности».

         Еще 350 тысяч грузовиков и автобусов вермахту поставили австрийские автопромовцы. Только «Штейров» и «Аустро-Даймлеров» в вермахт поступило 4141 штука. Плюс еще 14 500 «Зауреров» , 13 300 «Фросс-Бюссингов» и 13 800 грузовых автомобилей, построенных по лицензии германской фирмы «MAN». К этому следует добавить произведенные на «Заурере» около двух тысяч тягачей. Чешские автомобильные заводы направили Гитлеру около 5 тысяч грузовиков и почти 6 тысяч тягачей, не считая поставок венгерским и словацким союзникам. Первыми гусеничный тягач – вездеход для вермахта разработали конструкторы австрийского «Штейра». Более 7 тысяч австрийцы собрали сами, а остальные произвели по лицензии немецкие заводы.

       Размах военно-промышленного производства для Германии на оккупированных территориях не был тайной для советского Верховного главнокомандования. В Архиве  внешней политики РФ хранится немало документов и материалов военной поры, в которых внимание западных союзников и эмигрантских правительств в Лондоне обращается на необходимость активизации действий по  подрыву экономического потенциала рейха в занятых им странах. В ответ, например, правительство Чехословакии в эмиграции до конца войны под разными предлогами тормозило развертывание движения сопротивления  против немецких оккупантов. Там придерживались концепции, что такое движение «должно ограничиваться разведывательной деятельностью, отдельными диверсионными акциями и индивидуальным террором». Президент Э.Бенеш прямо инструктировал своего посланника в Москве 29 сентября 1941 года: «Надо предостерегать наш народ, чтобы он не давал себя провоцировать… Мы не должны требовать излишних жертв».  Итогом этой изворотливости стало то, что антифашистское восстание в Праге вспыхнуло только 5 мая 1945 года, когда в ее окрестностях появились американские моторизованные разведчики.  Именно навстречу им устремились, предавшие своих немецких хозяев, части власовской армии, находившиеся тогда в чешской столице.

     Конечно, военное производство в оккупированных странах не шло так гладко как может показаться. Были и акты диверсий, саботажа, были стратегические бомбардировки союзников. Вместе с тем, как отмечают эксперты, производство самолетов, танков, выплавка стали для нужд вермахта в течение войны продолжали расти. Хотя темпы этого роста постоянно снижались. Было бы неправильным замалчивать  или отрицать роль союзников в поставках в СССР по ленд-лизу вооружений, стратегических материалов, продовольствия, имевших важное значение в успешном завершении разгрома общего врага – нацистской Германии, но ради объективности надо соразмерять этот вклад с тем, что получал противник.

      Однако ни количество, ни эффективность военной техники без людей не могли обеспечить решение боевых задач.  Вермахту нужна была живая сила и в значительных количествах. Ее предоставили страны-сателлиты Германии и не только они. Италия, Испания, Румыния, Венгрия, Финляндия, Словакия, Хорватия непосредственно направили свои воинские контингенты на Восточный фронт. Кроме граждан этих стран, на стороне гитлеровцев — добровольцами — воевали голландцы, бельгийцы, датчане, французы, чехи, латыши, литовцы и эстонцы. Из них были сформированы легионы "Валлония", "Нидерланды", "Фландрия", "Дания", "Шарлемань", "Богемия и Моравия" и другие. Часть из них были позднее преобразованы в дивизии СС. Немецкий историк К.Пфеффер писал: "Большинство добровольцев из стран Западной Европы шли на Восточный фронт только потому, что усматривали в этом общую задачу для всего Запада".

       Участие войск сателлитов в советско-германской войне было весьма деятельным и разнообразным, а численность их воинских контингентов - более чем внушительной. 22 июня 1941 года, кроме немецких соединений, у границ Советского Союза было сосредоточено 29 дивизий и 16 бригад союзников Германии — Финляндии, Венгрии и Румынии. Войска сателлитов составляли 20 процентов армии вторжения.  А к концу июля 1941 года, когда к немецким войскам присоединились итальянские и словацкие контингенты, иностранные силы возросли до 30 процентов!

        22 июня 1941 г., вместе с Германией Италия объявила войну Советскому Союзу. Муссолини подготовил и направил три дивизии для вторжения в советские пределы. В сентябре-ноябре 1941 г. итальянский подвижный корпус принимал участие в боевых действиях против войск Южного фронта. Начав наступление в составе 1-й танковой группы с рубежа севернее Днепропетровска, итальянцы с 29 сентября по 17 ноября 1942 г. двигались в направлении Павлоград, Красноармейское, Дебальцево. К исходу 17 ноября 1941 г. корпус занял оборону на рубеже  Никитовка – Горловка (северный Донбасс). Итальянцы в этих боях понесли значительные потери (всего в период с августа 1941 г. до начала июля 1942 г. корпус потерял около 8 тыс. убитыми, ранеными и пропавшими без вести, 12 тыс. пленными). Летом 1942 года экспедиционный корпус был преобразован в армию. Она состояла из 10 дивизий, ряда других частей и насчитывала 229 тыс. чел., 2906 орудий и минометов, 4399 пулеметов, 74 танка и САУ, 16 700 автомобилей, 25 000 лошадей. В авиагруппе армии имелось около 100 самолетов.  В середине декабря 1942 года советские войска начали наступление в большой излучине Дона. В результате боевых действий войск Юго-Западного фронта до 30 декабря 1942 г. были полностью разгромлены: дивизии "Сфорцеска", "Коссерия", "Челере", "Торино", "Посубио",  две пехотные бригады.  Потери погибшими составили почти 94 тыс. солдат и офицеров.     

       Венгрия объявила войну СССР 27 июня 1941 г. Венгерские части вступили в войну в составе 5 бригад (44 тыс. чел., 200 орудий и минометов, 189 танков, 48 самолетов). Они принимали участие в боевых действиях на Украине, в районе Запорожья и Изюма. Понеся серьезные потери в живой силе, утратив почти все тяжелое вооружение и технику, в ноябре 1941 г. они были выведены на родину. На Восточном фронте был оставлен один венгерский батальон. После поражения под Москвой гитлеровское руководство потребовало от Будапешта дополнительные силы. В апреле 1942 г. на советско-германский фронт была направлена 2-я венгерская армия в составе 9 пехотных и 1 танковой дивизии (205 тыс. чел., 107 танков, 90 самолетов). С августа по декабрь 1942 года она вела бои под Воронежем.  В январе 1943 года в ходе наступление войск Воронежского фронта венгерские части были наголову разбиты, потеряв 148000 человек убитыми, ранеными и пленными. В тот же период венгерские ВВС потеряли две трети своих самолетов. После такого разгрома участие венгерских войск в боевых действиях на Восточном фронте (на Украине) возобновилось лишь весной 1944 года. Яростное сопротивление венгерские войска продолжали оказывать в Трансильвании и Восточной Венгрии вплоть до самого окончания боевых действий на территории Венгрии.   По воспоминаниям очевидцев, на оккупированных территориях венгерские военные власти поддерживали жесточайший режим, превосходивший даже немецкие порядки. 

       Румынские союзники Гитлера направили на Восточный фронт свои сухопутные войска, танковую дивизию «Великая Румыния» и специальную авиационную группировку. Эти части были задействованы в операциях по захвату Бессарабии и Северной Буковины, в битве за Одессу,  походе в направлении Южный Буг - Днепр - Азовское море в район Бердянска и Мариуполя, сражениях за Крым, Сталинградской битве, на Кубани и в Молдавии. Румыны оставили о себе недобрую память расправами с мирным населением на территории СССР. Наиболее масштабной акцией такого рода стало истребление евреев в Одессе и Одесской области, находившихся в период оккупации под румынской «юрисдикцией». Только здесь румынами, немцами и местными пособниками оккупантов были уничтожены 200-250 тысяч человек. Известны случаи массового уничтожения румынами славянского населения в Причерноморье и на Северном Кавказе.    

      После наступления, развёрнутого силами 2-го и 3-го Украинских фронтов Красной Армии, в районе Яссы - Кишинев румыно-германские части, оказались неспособны к дальнейшему сопротивлению. В общем, румынские сухопутные войска в боях с Красной Армией потеряли на территории СССР более 600.000 солдат и офицеров убитыми, ранеными и пленными.       Финны мечтали о реванше за «зимнюю войну» с Советским Союзом и нападение Германии на СССР встретили в Хельсинки звоном колоколов и народными гуляньями. Вместе с тем память о короткой и жестокой войне была настолько сильна, что участие финской армии в боевых действиях носило ограниченный характер. Вместе с тем, дислоцированные к северу от Ленинграда финские части, по-существу были участниками блокады города. Батальон финских эсэсовцев – добровольцев также сражался на Восточном фронте. Нельзя забывать и о том, что еще 21 июня 1941 года немцы с использованием финской территории провели операции по минированию Финского залива и ленинградских гаваней, а финские войска  на следующий день заняли Аландские острова.

      Словакия направила на Восточный фронт две пехотные дивизии, три отдельных артиллерийских полка (гаубичный, противотанковый и зенитный), танковый батальон (30 LТ-35), авиационный полк в составе 41 истребителя и 30 легких бомбардировщиков. Однако, использование словацких подразделений в передовых порядках оказалось контрпродуктивным – слишком высок был процент дезертиров и перешедших на сторону Красной Армии. Это вынудило немецкое командование перебросить словаков с фронта на Украину и в Белоруссию, для охраны стратегических коммуникаций группы армий «Центр». Но и там словаки не проявили рвения в борьбе за интересы рейха. В их частях начало действовать антифашистское подполье, которым руководил начальник штаба 101 полка Ян Налепка, впоследствии вместе с группой сослуживцев перешедший к партизанам Сабурова на Украине и удостоенный звания героя Советского Союза (посмертно). Уникальный случай награждения высшей воинской наградой СССР офицера вражеской армии еще ждет своих исследователей. Многие из словаков, перешедших на сторону Красной Армии, вступили в состав формировавшейся в СССР отдельной Чехословацкой бригады, преобразованной позднее в армейский корпус.

      Еще один союзник Гитлера – царская Болгария, непосредственного участия в боевых действиях на Восточном фронте не принимала, но как говорилось в заявлении правительства СССР, «фактически вела войну против Советского Союза уже с 1941 года», подчинив свою экономику интересам третьего рейха.  

        Испания также официально не находилась в состоянии войны с Советским Союзом, тем не менее, направила на Восточный фронт «добровольческую» “Голубую дивизию”. В основном она дислоцировалась под осажденным Ленинградом, где пробыла с октября 1941 до конца 1943 года. Кроме пехоты, в России воевала и эскадрилья испанских летчиков. Потери испанцев составили 4 тысячи погибшими и более полутора тысяч пленными. 

      Всего, по западным источникам, Италия, Венгрия, Румыния и Словакия потеряли на Восточном фронте около 800 тысяч убитыми. Российский историк Г.Ф.Кривошеев говорит о 668 тысячах. В обоих случаях речь идет о весьма внушительной части армии вторжения, перемолоть которую стоило нашему народу и армии огромных жертв и высочайшего напряжения сил. Кроме того, в советском плену оказалось около полумиллиона солдат из этих стран.

      По – разному, сложилась судьба сателлитов Гитлера. Финляндия и Румыния вышли из войны осенью 1944 года. Румынские войска вместе с Красной Армией сражались за освобождение Чехословакии. В этих боях участвовали и бойцы Чехословацкого отдельного корпуса, сформированного в СССР. До последних дней войны за интересы рейха дрались венгры. Остатки их частей сдались союзникам под Веной в мае 1945. В Берлине при обороне рейхстага еще мелькали уцелевшие испанские добровольцы СС. Части эстонской эсэсовской дивизия продолжали  огрызаться в окрестностях чешской Праги и после 9 мая 1945 года.

      После завершения войны в Европе советские войска, верные своему союзническому долгу, приняли участие в войне с Японией. Здесь на границах СССР всю войну простояло отмобилизованное, укомплектованное по штатам военного времени  700 тысячное объединение вооруженных сил Японии и Маньчжурии (Квантунская армия). Только провал «блицкрига» заставил японское руководство отложить планы нападения на СССР. Сегодня о той войне почему-то говорить не принято. Больше трубят о японских претензиях на острова но, мало кто вообще помнит, что в тот период государственная граница СССР делила остров Сахалин пополам. На южной его части хозяйничали японцы, которые обосновались там после бесславно проигранной Россией русско-японской войны. Интересно, вернули бы японцы сегодня нам эту территорию, если бы в августе 1945 советские войска не вышибли бы их оттуда и не разгромили Квантунскую группировку. Думаю, ответ очевиден: ищите дураков в другом месте.    

     В сорок пятом, казалось, что Победа одна на всех. Те, кто боролся против нее дожидались своей судьбы в международных и национальных судах или прятались по щелям, бежали на другие континенты и тщательно скрывали свое нацистское прошлое. Но спустя каких-то шесть с половиной десятков лет ситуация коренным образом изменилась. В странах Прибалтики с барабанным боем собираются на свои слеты эсэсовские недобитки, в Грузии взрывают памятник участникам Великой Отечественной войны,  в Румынии и Венгрии настойчиво пытаются реабилитировать гитлеровских сателлитов, военных преступников маршала Антонеску и адмирала Хорти, в Чехии разрушают памятник борцу с фашизмом Юлиусу Фучику и снимают с пьедестала советский танк, первым, ворвавшимся в чешскую столицу, кстати, в ответ на призывы о помощи самих восставших чехов. В Польше запрещают демонстрацию фильма «Четыре танкиста и собака» о боевом братстве советских и польских воинов в борьбе с фашизмом. В соседней столице героем объявляют нацистского прихвостня террориста Бандеру. Российскую делегацию «забывают» пригласить на торжества по случаю годовщины открытия второго фронта. Все это звенья одной цепи. Цепи, которая настойчиво куется противниками Победы, под благодушные призывы оставить историю историкам. История сегодня это - жертва политики. Если мы хотим сохранить Победу нашего народа в Великой Отечественной войне для грядущих поколений, как священный исторический факт выдающегося значения – мы должны защищать ее от тех, кто под разными предлогами пытается  ревизовать и фальсифицировать ее. Иного не дано.        

Использованы материалы:

А.Усовский. Союзники Германии на Восточном фронте.

Ю.Нерсесов. Европейский арсенал Гитлера.

В.Крупник. Воевала ли против СССР во ВМВ Объединенная Европа?

 В.Пыхалов. Великая оболганная война. Военные исследования.

Статья для публикации в ХРОНОСе предоставлена автором.


Далее читайте:

Цинговатов Л.В. Военно-полевой дневник. 08.10.2009 (подготовка материала к публикации).

Цинговатов Юрий. Чехословацкая интервенция в России (1918-1920). 11.01.2010

Вторая мировая война 1939-1945 гг. (хронологическая таблица).

История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945 в шести томах. М., 1960-1965 гг. (частично).

Баранов Ю.К. Начало войны – ломка идей. История пошла «не так».

 


 

 

VIDEO seriál Moskva očami Sergeja Chelemendika


 - Pravda o 2. svetovej vojne

Seriál Pravda o 2. svetovej vojne -

úryvky zo životopisu Adolfa Hitlera


 - Seriál klimatická katastrofa

Analytický seriál Klimatická katastrofa




 - Sen žobrákov o dome za 500 tisíc Eur

VIDEO seriál Sergeja Chelemendika:

Nešťastné a okradnuté deti 


Analytický seriál Michaila Leonťjeva:

Veľká americká diera

 

http://tmp.aktualne.centrum.sk/soumar/img/1041/76/10417632-peter-stanek.jpg Cyklus televíznych dialógov s Petrom Staněkom



                      VIDEO seriál Poliny Chelemendikovej:
               Magický Nepál, Neuveriteľná India


 - VOĽBY 2010 - Ako to bolo naozaj?


VIDEO seriál Sergeja Chelemendika:

VOĽBY 2010 - AKO TO BOLO NAOZAJ?


 - Rusko a budúcnosť Slovanov

VIDEO seriál Sergeja Chelemendika:
Rusko a budúcnosť Slovanov


 -  Serial Národná idea

 Seriál Sergeja Chelemendika:
 Národna idea

chelemendik.sk






  









Všetky články z tejto rubriky nájdete tu...

Do fóra môžu prispeivať iba členovia so zaplateným predplatným.


Сергей Хелемендик – книги, статьи, видео, дискуссии



Словакия – страна, люди, бизнес



Словацко-русский клуб предпринимателей ROSSIJA



Sergej Chelemendik - knihy, články, videá, diskusie



Hnutie Dobrá sila – projekty



Slovensko-ruský klub podnikateľov ROSSIJA



Деловые предложения



Obchodné ponuky
 



ZÁBAVA



KNIŽNICA - TEXTY, VIDEÁ



NOVINKY PORTÁLU



Diskusie




Blogy





| chelemendik.sk | chelemendik.tv | chelemendik.ru | ruské knihy, knihkupectvo, matriošky, filmy | handmade |